О том, как поссорились два мана: Ик и Ак

по наводке shanthi-om история с http://i-business.ru/blogs/25444/

В конце прошлой недели два гиганта американского инвестиционного рынка — Билл Акман и Карл Икан — повеселили публику роскошным представлением, отголоски которого обещают звучать еще не одну неделю. По крайней мере, сегодня, в среду 30 января, четыре дня спустя вся деловая Америка занята только тем, что обсуждает пятничную вампуку: на телеканалах, в газетах, на порталах финансовых новостей и в кулуарах социальных сетей вроде Твиттера и Фейсбука.

Если бы потешная битва, которую учинили Акман и Икан, была лишь частью чистого энтертеймента, я бы с удовольствием помянул ее в одной из публикаций по оказии, но ни в коем случае не стал бы посвящать ей целый пост в Национальной деловой сети. Пикантность, однако, в том, что буча двух манов — это, в первую очередь, ключевой элемент финансовой жизни, важность и значимость которого в разы (именно что в разы!) превышает все химеры технического анализа, вместе взятые (от ленты Боллинджера до линий сопротивления и поддержки, которыми страдают в столь запущенной форме отечественные биржевые аналисты). Посему сюжет стоит того, чтобы его детально раскрыть ради целей дидактики и назидания.

Всё началось с того, что Билл Акман, 47-летний президент и учредитель Pershing Square Capital Management, инвестиционного фонда, под управлением которого находятся 12 миллиардов долларов, 20 декабря 2012 года публично заявил об открытии гигантской короткой позиции — около 1 миллиарда долларов — по акциям легенды МЛМ-маркетинга, любимицы постсоветских домохозяек, компании Herbalife (об этом чуде природы десять лет назад я написал — с гордостью хвастаюсь — культовый текст, который собрал более миллиона комментариев на бесчисленных форумах МЛМ — «Амвей — внук Ваала«).

Смысл демарша Акмана, оказался гораздо серьезнее, чем просто анонс биржевой позиции. Президент Pershing’a заявил, что Herbalife — это «коварная пирамида» (sophisticated pyramid scheme), которая десятилетиями наносила вред сотням тысяч людей! Для подкрепления позиции фонд Акмана даже открыл специальный портал в Интернете, на котором собрали воедино многочисленные факты афер великого МЛМ-щика (Facts About Herbalife).

Выступление Акмана произвело эффект взорвавшейся водородной бомбы: акции Гербалайфа мгновенно обвалились с таким чудовищным треском, что, казалось, ничто больше не способно спасти их от аннигиляции:

Обратите внимание на то, что акции HLF стали обваливаться чуть-чуть раньше, чем состоялось публичное выступление Билла Акмана. Это объясняется утечкой, судя по всему — целенаправленно исходящей от фонда Pershing, которая позволила крупнейшим институциональным инвесторам выйти из длинной позиции по акциям HLF.

Если бы Билл Акман закрыл свои короткие позиции по Гербалайфу сразу после обвала, он бы мгновенно заработал 300 миллионов долларов. Но Акман их не закрыл, мотивируя свои действия тем, что в данном случае его интересует не сверхприбыль, а возможность донести до как можно большего числа людей правду о махинациях МЛМ-щика.

После декабрьского заявления Акмана руководство Гербалайфа бросилось в атаку, заявило о судебном иске против супостата, запятнавшего честь и достоинство, в поддержку компании выступили многие известные финансисты и биржевые аналитики. В результате — как мы видим на графике — акции HLF вернулись аккурат на тот же уровень, где находились до публичных разоблачений фонда Pershing.

По ходу дела хочу обратить внимание коллег на колоссальное влияние, которое способны оказывать на рынок фигуры калибра Билла Акмана. Скажем, в ноябре 2011 года Коммерческий суд Брюсселя (Бельгия) вынес по делу Гербалайфа постановление, которое слово в слово совпадает с обвинениями Билла Акмана (вернее — наоборот): бизнес компании — «незаконная пирамида»(illegal pyramid scheme) — после чего акции HLF даже не шевельнулись!

Возвращаемся теперь к свежему скандалу. 24 января Карл Икан, еще один не последний человек на американском деловом небосклоне (об Икане, скопившем 15 миллиардов долларов в личную кубышку, я писал много и по разным поводам, целиком же посвятил ему лишь одну «Чистоту идеи«), выступил на Bloomberg TV с резкой критикой демарша Билла Акмана, назвав публичный дискурс последнего об открытии короткой позиции «подлым» (disingenuous), а мотивацию — «далекой от заботы о человечестве».

Вечером того же дня Билл Акман выпустил пресс-релиз, в котором назвал Икана «хорошим инвестором, не сдерживающим, однако, своего слова». В релизе Убийственный Билл мягко напомнил публике, что в 2002 году он предложил Икану купить акции Hallwood Realty, риэлторской компании, по цене 60 долларов за штуку в то время, тогда как по расчетам Акмана их реальная стоимость составляла не менее 140 долларов. Единственным условием, поставленным Акманом Икану, было — не продавать акции в течение определенного срока, либо, в случае продажи, поделиться половиной прибыли. Икан согласился, подождал, пока прогнозы Акмана сбудутся (ждать пришлось недолго: Hallwood Realty поглотила другая компания из расчета 137 долларов за акцию), быстренько продал бумаги, но поделиться с Акманом «забыл». Акман подал в суд и вышиб из Икмана свою законную половину — 9 миллионов долларов.

На этом первый — заочный — раунд закончился.

В пятницу 25 января Билла Акмана пригласили дать интервью по телефону на популярную передачу с гигантской аудиторией Halftime Report на канале CNBC, в котором стал последовательно, хотя и тонко, уничтожать репутацию Карла Икана.

Начал свое выступление Убийственный Билл с того, что напомнил зрителям, как в 2002 году Карл Икан публично заявил на конференции Айры Сона (Ira Sohn Conference) об открытии огромной короткой позиции на 20 миллионов акций. По иронии судьбы, Билл Акман заявил в декабре о короткой позиции его фонда по бумагам Гербалайфа на той же самой конференции, отчего у Акмана возник вопрос: с какого такого холмика морального превосходства Карл Икан позволяет себе называть выступление Акмана «подлым», если он сам грешит точно такими же декларациями?

На 13-й минуте выступления Билла Акмана Карл Икан не выдержал, позвонил на телепередачу и потребовал прямого эфира. Америка затаила дыхание в предвкушении неслыханного представления. После рекламной паузы оно не преминуло развернуться во всем великолепии классического геволта :)

Старина Карл начал по-простому, по-народному: «Слушайте, знаете, что? Меня этот чувак Акман уже достал по полной программе» («Listen. You know, I’ve really sort of had it with this guy Ackman, you know»). Затем углубился в интимные разборки: «Он же плакса школьная, ваш Акман. Я в свое время ходил в крутую школу в Квинсе, в которой все время били еврейских мальчиков. И был у нас там один такой еврейский пацан, который постоянно ныл о том, как все вокруг его используют».

Далее Икан прокомментировал следку с Hallwood Realty в духе «нечего было разевать варежку», не преминув разбавить нудизм темы ремаркой в том смысле, что не будем забывать о компании Билла Акмана того времени — Gotham Partners, которую с пристрастием изучала и Комиссия по ценным бумагам и биржам, и прокурор Нью-Йорка Элиот Спитцер (тот самый, что утопил Мориса «Хэнка» Гринберга — см. «Nephila maculata» — С.Г.).

«Короче говоря, — заключил Икан, — Акман — хрестоматийный образец тех, о ком говорят: хочешь иметь друга на Уолл-стрит — заведи собаку».

Следующим слово взял Акман. В этот момент жизнь в Америке остановилась: банкиры, таксисты и безработные приникли к телевизорам, наблюдая за невиданным и неслыханным геволтом. Даже торги на Нью-Йоркской фондовой бирже прекратились, потому что трейдеры, побросав дела, так и остались стоять с отвисшей челюстью.

Не хочу портить коллегам удовольствия от самостоятельного просмотра феерического зрелища (некупированную полную запись передачи вы найдете по этому линку), скажу лишь, что под занавес Карл Икан, видимо, на правах старшего товарища, перешел на ор и мат, а ведущий программы Скотт Вапнер, внутренне давясь от смеха и удовольствия, мягко заметил, что в прямом эфире ругаться нехорошо («Это была интересная подборка слов»).

В общем, сказочное получилось представление в исполнении двух миллиардеров. Теперь, собственно, поговорим о заявленных в начале поста дидактике и назидании. Добрая половина эфира у Скотта Вапнера и Билла Акмана ушла на выяснение главного обстоятельства: есть у Карла Икана длинные позиции по акциям Гербалайфа или нет. Выяснение, впрочем, — неправильное слово, потому что существует много косвенных доказательств того, что Икан не просто стоит long к HLF, но стоит на огромную позицию. Так что аудиторию больше интересовало: сознается старина Карл или не сознается.

Кремень не сознался. Но это, собственно, и не важно. Скажу больше: не важно даже, выживет Гербалайф после инфарктных представлений, свалившихся на его голову, или все-таки загнется (на подходе и разбирательства в SEC, и ворох судебных склок с фондом Pershing).

Главный урок истории о том, как поссорились два Мана — Ик и Ак, заключен в уникальной возможности всего-то за полчаса разглядеть всю подноготную механику финансовых рынков. А тут тебе и использование инсайдерских знаний о грядущем поглощении (после которого цена акции более чем удваивается), и сладостный междусобойный распил доходов, и геволт как инструмент выяснения отношений на публике, преследующий единственную цель — оказать прямое давление на биржевые котировки.

Короче, вот он какой, волшебный мир инвеfunстиций, над которым в небе парит черный лебедь Нассима Талеба, а на обочине толпится армия идиотов с логарифмическими линейками, обстоятельно просчитывающих волны Эллиотта, веера Фибоначчи и сетки Ганна!

Запись опубликована в рубрике fun с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.